[personal profile] ykh
Пару недель назад в моцоей шабос был у нас фарбренген с Яаковом-Эфраимом Паризи. Это такой гер цедек, который был священником на среднем западе и дочитался Хумаша до того, что сделал гиюр. В переходный период его 200-человековая община рассосалась, а самого его суровые тамошние христиане чуть не убили. В попытках понять, что там точно имеется в виду в Танахе, он закупил сфорим всего каталога Артскрола.
Когда дело дошло до гиюра, его мурыжили страшным образом, видимо потому, что он изначально был священником. Наконец гиюрнюли и его и жену, и вот в Денвере в огромной синагоге рабби Тверского, потомка чернобыльских, а потом - hорништепельских ребе (ещё в Ленинграде мне досталась кассета с нигунами денверских хасидов, помню, ещё играли "Лулэй hэманти" на концертах Хаверим вторым номером) его, наконец, первый раз вызвали к Торе.
Он вышел, народ знал его историю, в огромном зале воцарилась тишина, ребе стоял перед ним. Яаков-Эфраим взялся за ручки свитка, чтобы сказать благословение, но тут у него из глаз покатились слёзы, он ничего не мог сказать и только начал страшно дрожать. И какое-то время в синагоге не было слышно ни звука, только стук деревяных кружочков - как они называются? - на концах свитка: руки его дрожали, и, соответственно эти кружиочки бились по столу. Он взглянул наверх, где в женской части смотрела на это из первого ряда его жена, у которой лицо тоже было заплакано, и сам он начал плакать ещё сильнее. Наконец, он сумел выдавить из себя благословения, прочли его отрывок, и ребе сказал:
- Вы все видели, как реб Яаков-Эфраим подошёл к Торе. Вот так всегда себя должен чувствовать каждый из нас, подходя к Торе. И я благословляю тебя, реб Яаков-Эфраим, чтобы ты подходил к Торе вот с таким чувством каждый раз.
Прошло много лет, но он, подходя к Торе, каждый раз, если нету листа с благословениями, берёт с собой сидур и читает благословения из него. Пару раз пробовал сказать без сидура, и не получалось.
На следующий день был Рош-Ходеш, его вызвали к Торе, я подсунул ему лист с благословениями, он засмеялся, отложив сидур, затем, понимая, что вчерашние фарбренгщики смотрят на него, типа, ну и как ты тут скажешь благословения, он говорил их, сдерживаясь изо всех сил, чтобы не кричать, и только выкрикнул слово "Эмес!"
Page generated Sep. 26th, 2017 04:36 pm
Powered by Dreamwidth Studios