Рабби Харитонов рассказал за кидушем, сказал, что без подробностей, в самых общих словах.
Некая израильская чета поехала на шлихус в Россию, из которой её со временем выгнали. Посидев немного в Израиле, они отправились на шлихус в Азербайджан. У них уже долго (к тому времени) не было детей. Врач в Азербайджане сказал, что детей у них не может быть. Они поехали на Украину в Гадяч, помолились на могиле Алтер Ребе.
Приехали домой, жена написала письмо Ребе через Игройс. Никакого ответа не было. Пришла на обследование, доктор сказал, что у неё выглядит как какие-то очень серьёзные проблемы со здоровьем (безотносительно детей), что всё очень очень плохо, послал на анализ крови.
Она пришла, сидит, ждёт ответа, проходит мимо врач, говорит, чего вы плачете? Вы совершенно здоровы и ждёте ребёнка.
Родился у них первый ребёнок, потом, со временем, второй, она забеременела третьим. На обследовании врач сказал, что с ребёнком большие проблемы, он будет совершенно неполноценным (не знаю, что там конкретно было сказано). Родители начали морально готовиться, раздумывать, как им организовать свою жизнь с таким ребёнком.
На восьмом месяце беременности снится маме сон: она с мужем сидит у Ребе в гостях, Ребе собирается делать hавдоло, она сидит рядом с Реббецин и видит, что у Ребе сильно по-старчески дрожит рука. Она удивлённо произносит: насколько же Ребе стар?!
Реббецин поворачивается к ней и спрашивает: "Ты разве не знаешь, сколько моему мужу лет? Ты разве не говоришь каждый день его главу Псалмов, которая - по его возрасту?"
"Честно говоря, - нет", - отвечает жена шалиаха и просыпается.
С этого дня она стала говорить каждый день главу Ребе, и ребёнок, как это понятно, родился совершенно здоровым.
Р. Бенцион Мецгер рассказал (слышал это от самого судьи Сифтона, который председательствовал на суде):
Парень, получивший смиху в Йешива-университете, работал клерком в том суде.
После окончания дела судья спросил его (или потому, что как еврей, этот парень проявил больше интереса в деле, чем другие, или просто, будучи клерком, должен был искать подобные случаи для судьи в качестве базы дел):
- Что ты думаешь об этом деле?
- Обычное дело о наследстве, - ответил клерк.
- Ничего ты не понял, - заявил судья. - Это дело о том, что такое Ребе, в чём его роль и в чём его жизнь.
С того же фарбренгена, Леви Джейкобсон - он работает у Зальцмана в Торонто - рассказал, что произошло у него самого. Женщина обратилась к нему со слёзной просьбой сделать что-нибудь, её дочь собирается замуж за мусульманина. Они оба работают врачами, и вот - служебный роман. Леви говорит, ну я попробую, конечно.
Короче, всретился с ней, час говорил, та всё вежливо выслушала, (а он хорошо говорит, с огоньком, убедительно), говорит, спасибо за отеческую заботу и внимание, но я стою на своём.
Он ещё два раза с ней встречался, и она вежливо соглашалась его выслушать - очень терпеливая попалась, - но ни к чему это не привело.
Леви говорит матери, я сделал всё, что мог, что я ещё могу? Молитесь сами, читайте псалмы, напишите Ребе - на оэль или через игройс, Ребе и сейчас чудеса делает. Та никак не прореагировала.
Через каое-то время прибегает к Леви: "Шеф! всё пропало, гипс снимают, клиент уезжает! Через две недели они женятся и каюк!"
"Да что я могу сделать?! Я ничего умного больше не скажу. Вот садитесь и пишите Ребе". Села, написала.
Через неделю звонит - свадьба не состоится. Мусульманин радостно сообщил своей невесте, что ему дали крутейшую работу в Лондоне, и они переезжают в Лондон!
- Что??!!!! Ты решил, что мы поедем в Лондон, и не посоветовался со мной? Просто поставил в известность??!!!
- Да это же крутейшая работа! Нам там будет ух как здорово! Ты не пожалеешь!
- А пошёл ты!!! Никакой свадьбы!!!
И вот она сидит и плачет, а мама сочувствующе покрякивает и радуется в сторону.
19 Кислева приезжал р.Леви Джейкобсон, вёл фарбренген. Говорил о том, что для старых хасидов чудеса это была ерунда, а изучение хасидизма - нечто важное, что если бы в их присутствии оживили труп, это бы их не впечатлило, а вот разговор о Высшем и Низшем Единстве - таки да.
Потом привёл пару историй, что иногда замечательные вещи происходят, казалось бы, сами по себе.
Одна история произошла с шалияхом в Мексике, он её на кинусе услышал от этого шалияха.
Шалиях приехал в мексиканский городок, решил налаживать систему с уроков Торы, как множество шалияхов делает. Ему попался бывший израильтянин, очень весёлый приятный, общительный, что называется, хевраман. Ему понравилась идея уроков, и он настоял, чтобы проводить их у него дома. Жена раввина готовила еду, раввин с едой приходил к хевраману и вёл уроки, а сам хевраман благодаря своей хевраманской натуре, приводил всё больше учеников.
Познакомившись поближе за несколько вечеров, или в течение месяца, раввин узнал, что хевраман был "традиционным" в Израиле, в юности стал совсем фраеть и в армии окончательно офраел, поездил по миру (Непал/Индия и т.д.), осел в Мексике, начал какой-то бизнес, и собирается жениться на своей сотруднице католичке мексиканке, с которой он прошёл огонь и воду и медные трубы, и они друг друга любят и уважают и т.д.
Шалиях ничего не сказал, и даже в глаза не посмотрел со значением. Подумал, надо выбрать правильный момент. А время идёт, уроки тоже идут. Шалиях думает, вот на Симхас Тору мы с ним сделаем серьёзный лехаим, и тут я ему выложу.
Приходит Шмини Ацерес, вечернее празднование, хевраман приходит поздно, уходит рано, и шалиях до него не добирается. Та же история в Шмини Ацерес утром, а потом и в Симхас Тору вечером, ан который шалиях особые надежды возлагал. "Ладно, - думает, - придёт он завтра, я, чем бы занят ни был, побегу к нему с бутылкой, мы хлопнем по стакану и опаньки".
Днём приходит хевраман как раз во время кидуша, шалиях бросается к нему с бутылкой (история умалчивает, была ли это смирновка, вискарь или что-нибудь жестоко-латиноамериканское), хевраман делает с ним лехаим на стаканище, у обоих начинают слезиться глаза, и шалиях проникновенно говорит ему:
- Шахрер ота - типа, освободи её (из рабства).
- Шихрарти (освободил), - отвечает хевраман как ни в чём не бывало.
- Что значит "шихрарти"?! - выпучивает на него глаза шалиях.
- Да понимаешь, на твоих уроках я такой кайф чувствовал, что это оно самое, вот я ей сказал, мол, знаешь, я тебя очень люблю, но женюсь только если ты сделаешь гиюр, она - нет, я говорю, ну, я так не могу, я тебя очень=очень люблю, но Его я люблю ещё больше.
Эту историю я ещё не слышал. Рабби Харитонов рассказал.
Знаменитый хасид Алтер Ребе, Залман Зезмер, подрабатывал магидством - приезжал в городок, испрашивал позволения у вышестоящих товарищей, выходил к постаменту в синагоге, заворачивался в талис и вещал. Ну и хитренько вставлял хасидские идейки.
Приехал в Воложин, р.Хаим Воложинер позволил ему проповеднуть перед минхой в шабос. Р.Залман произнёс речь, а это была глава "Вайишлах", и вдруг говорит: "Сказано, что Яаков пошёл к Эйсаву. Это значит, что он пошёл к Б-гу". Горячие воложинские мудрецы, услышав такое, стащили его с бимы и знатно поколотили, больно, но аккуратно, чтобы не пустить кровь в субботу и фингалов не оставлять. Потом пришли к р. Хаиму (его не было в тей синагоге), говорят, вот мол какой гад в магиды пробрался. "Приведите его ко мне", - сказал р. Хаим. Привели.
- Что же это ты такое говоришь? - спрашивает р. Хаим, - ведь это ж ересь, причём совсем дикая какая-то.
- Как же ж ересь, когда мудрецы так говорят?!
Р. Хаим задумался ненадолго, потом говорит:
- Ни в Вавилонском, ни в Иерусалимском талмуде, ни в Мидрашах, ни в Зоаре такого нет. Откуда это ты взял?
(в уме моментально просканировал всё это!)
- Ну как же, сказано ж, что вся Тора - это имена Всевышнего, значит Эйсов - тоже Имя Всевышнего!
Р.Хаим усмехнулся и сказал:
- Отпустите его.
(Между прочим, с р.Хаимом связано первое упоминание сотрудничества хасидов и миснагедов. Миттелер Ребе купил участки земли на Херсонщине и призвал хасидов, потерявших всё в войне 12-го года, селиться там и заниматься земледелием "как наши предки во временая Храма", как он писал в письме. Но они не имели ни инструментов, ни жилья, ни крестьянских навыков. Собирали для них деньги всем миром, Миттелер Ребе даже просил помещиков "одолжить" крестьян учить евреев земледелию.
И вот есть письмо р.Хаима и р.Пинхаса Рейзеса, где они призывают жертвовать и предлагают женщинам кидать несколько копеек в спец. копилки перед зажиганием субботних свечей - по монетке за свечку. Это также первое упоминание обычая давать монетки на цдоку перед зажиганием свечей. Это уже от р.Авцона.
ПС. Такона была, что те, кто зажигают больше 2-х свечей обязаны давать, а кто только две - по возможности, типа, 2 свечи - алахическая необходимость, а если на больше есть деньги, то и на крестьян раскошелиться можешь.)
Сегодня ездили в Лечворт Парк, с нами поехали (вернее, взяли нас) Гехты, первый раз туда сподобились, золотая (но уже опадающая) осень, каньон, водопады, все дела, красоты, короче, все довольны.
Пка ехали, Йоси дал нам послушать драшу какого-то литовского рава (по происхождению из сефардов), который говорил о кризисе с шидухами в литовском мире. Предлагал несколько средств, которые все надо использовать:
молитву, снижение запрашиваемых стандартов, знать, на что смотреть (только на мидос, деньги, супер-красота, происхождение - нафиг), сознательное снижение разницы в возрасте между женихами и невестами, веру в мудрецов и личные усилия чтобы стать шадханом - активно смотреть, кого можно свести вместе.
К идее веры в мудрецов рассказал такую историю:
На праздновании золотой свадьбы одной пары собралась вся многочисленная семья, один из внуков спрашивает деда: "У вас с бабушкой, кейн айн ора, всё есть - и здоровье и деньги и дети, чем вы этого удостоились?"
Дед рассказал. В Иерусалиме была одна семья, где дочка сравнительно долго не могла выйти замуж. Наконец, сделали шидух с одним парнем из йешивы. Свадьба вот-вот начнётся, все ждут великого мудреца и праведника р.Йосеф-Хаима Зонненфельда. Тем временем, готовят тноим. И вдруг жених говорит: Нет, нет, нет, я не могу, нет, ну просто не могу, я отказываюсь. Его начинают уговаривать, да ты что, да ведь всё же в порядке. Он вскакивает и убегает, его не могут найти. Отец невесты говорит, я просто не могу пойти на женскую сторону, сказать жене и дочке, я просто не могу, дочка этого не переживёт после всех мытарств.
Тут приходит р.Зонненфельд, ему сообщают о происшедшем, он задумывается, потом выходит на улицу, там тусуются офигевшие бохеры, приятели жениха. Р.Зонненфельд говорит: Кто хочет заработать сейчас ойлом або и ойлом азэ? Ну, все, конечно, хотят. А что надо? А вот надо жениться на брошенной невесте, которая ещё ничего не знает. Тут один говорит, не, я не могу, родители прибьют; другой говорит - у меня галстука нет. Один говорит: квод а рав, это точно обещание? Р.Зонненфельд говорит, да, обещаю. Ну, тогда я согласен.
Осталось сообщить невесте. Р.Зонненфельд идёт, говорит, уважаемая невеста и уважаемая мама, мазал тов, тут у нас небольшая заминочка, знаете, ну бывает, на свадьбах иногда мелкие неполадки происходят, вот жених исчез, но это ничего, у вас другой, лучше прежнего есть. Как исчез?!!! Куда исчез??!!! Да куда-то исчез, бывает, знаете, но со свадьбой всё в порядке, жених у вас, повторяю, лучше прежнего. Да где же наш жених???!!! Да исчез, исчез, никто не знает, но это и к лучшему, уверяю вас...
Ну и так далее. Наконец, невеста, прослезившись, говорит, да, да, согласна, верю вам, квод арав.
Ну вот, - говорит дедушка, - это мы с бабушкой вашей и были.
История произошла два года восемь лет назад. И я её давно тут постил и решил перепостить. Записал я ее со всякими объяснениями для тех, кто не в теме, хотя для тех, кто не в теме, все в ней описанное не представляет интереса. А для тех, кто в теме - тривиально. Ну а для тех немногих, кто, несмотря на это, еще и готов читать довольно длинный текст: плиз.
Read more... )


Хасидский трактат и чёрная магия. Часть 3-я. Хасидский трактат.
Продолжение. Начало тут:
О трактате «Хейхалцу» ни Борух, ни я никогда не слышали, но выглядело так, что речь идет о чем-то, хорошо знакомом всем хабадникам.
На следующий день мы спросили одного из раввинов в нашей синагоге, Довида Виленского, что это за трактат..
- Оо! «Хейхалцу»! – возбужденно воскликнул рав Довид. - Это особенный трактат! Это трактат о том, как любить ближнего! Основополагающий трактат! Это такой трактат, что Ребе своими руками вручал брошюру с ним каждому своему посланнику.
- И у Вас тоже есть этот трактат?
- Конечно!
И Довид принес нам старую, сильно потрепанную брошюру. Радуясь, что Ребе нас направил учить не обычный, а вот такой особенный трактат, мы начали с предисловия. Выяснилось, что трактат представляет собой речь Пятого Любавичского Ребе Шолом-Довбера, которую он произнес в 5657 (1896) году в праздник Симхат-Тора для студентов учрежденной им йешивы «Томхей-Тмимим». Сама йешива открылась за месяц до этого, и речь Ребе была как бы манифестом, определяющим ее духовную основу.
Мы с энтузиазмом взялись за изучение, но с первых же страниц стало ясно — чтобы понять концепции трактата, нам не хватит даже иврита Боруха. Впрочем, вскоре выяснилось, что английский перевод «Хейхалцу» существует, и мы поспешили его приобрести.
Read more... )
Продолжение. Начало тут: http://ykh.livejournal.com/61836.html

Давид у-Моше был марокканским праведником, который жил около 800 лет назад и накануне готовящегося еврейского погрома помолился Всевышнему, чтобы стать искуплением за всю еврейскую общину. Погром не состоялся, а сам он пошел к подножию Атласских гор, где в одном месте вдруг забил источник, в который он окунулся, а затем лег между камней и вернул душу Создателю. Камни сами закрыли его, образовав подобие могилы, а рядом с источником на следующий день выросло дерево. Этот источник и это дерево существуют до сих пор. Всевышний отвечает на молитвы у его могилы, и многие люди, причем — не только евреи, совершают паломничество к месту его захоронения. Арабы называли праведника Давид валад Моше, то есть Давид, сын Моше, но с течением времени валад редуцировалось до простого «у», и теперь все называют его Давид у-Моше.
Организацию его имени основал один из учеников великого Баба Сали, рабби Моше Бен-Тов, известный как Роэ Мезузот - «Видящий мезузы».
- Он обладает удивительной способностью, - рассказывал мне Борух. - Посмотрев на пергамент мезузы, он может сказать, какие у ее владельца проблемы, и что нужно сделать, чтобы их исправить.
- Это его Баба Сали научил?
- Говорит, у него просто талант такой.
- А Ребе тоже по мезузам определяет? - спрашиваю я. Хабадник, естественно, всякий разговор сворачивает на Ребе.
- Да сколько историй про Ребе, когда просили благословение на выздоровление, а он говорил: надо проверить мезузы, и оказывалось, что надо какие-то буквы на пергаменте исправить! И Ребе знал о способностях рабби Бен- Това. Однажды рабби Бен-Тов пришел со своими сыновьями на фарбренген к Ребе и стоял в толпе хасидов. Ребе вышел к фарбренгену и, когда шел по проходу в толпе, вдруг остановился, отыскал глазами рабби Бен-Това, кивнул ему, а затем, во время фарбренгена, некоторое время говорил о мезузах.
Read more... )
Выставив то, как я решил стать хабадником - http://ykh.livejournal.com/60977.html - и получив несколько просьб о продолжении, я думаю, уместно будет рассказать, как у меня получилось сделать серьёзный шаг в этом направлении.
Эта история также была напечатана у Элкина в журнале "Свет Мошиаха" под его же, Элкина, редакцией.
История получилась долговатая, так что будет тут в три присеста.
Так что вот:
Хасидский трактат и чёрная магия. Часть 1. Место, время и действующие лица.
В середине 90-х город Ньюарк в штате Нью-Джерси считался самым преступным городом Америки. Жители некоторых кварталов смотрели на мир с такой ненавистью, что даже граффити не рисовали. Следы пожаров оставались единственным дизайном на облупившихся стенах домов. В большинстве окон картон и вата замещали стекла.  Заброшенные фабрики выглядели так, словно находились в зоне активных боевых действий. Те компании, что еще не уехали, отгораживались от лихих получателей социального пособия каменными стенами и колючей проволокой под напряжением.
Однажды в полночь на парковку перед зданием ньюаркской фирмы «Дайнатрон» въехал, свистя ремнями передач, начинающий ржаветь "Додж". Из него вышли двое. Один набрал код на двери здания, быстро вошел внутрь, подбежал к цифровой панели сигнализации и, пробежавшись пальцами по кнопкам, предупредил включение сирены. Второй осторожно последовал за ним.
Внезапно в мертвенной тишине здания оглушительно заверещал телефонный звонок. Тот, кто снимал сигнализацию, поднял трубку, назвал свое имя и объяснил службе охраны, что фирме потребовалось сделать срочную работу. Затем он подсел к одному из компьютеров и, поправив кипу, набрал в поисковике фразу "черная магия". Второй визитер уселся рядом, положил на стол том писем Любавичского Ребе и начал составлять письмо. В письме он просил объяснить, как помочь двум евреям, на которых наложено проклятие.
Итак, ограблением это не было. Тот, кто снимал сигнализацию, работал в "Дайнотроне" и не хотел, чтобы хозяева компании и сотрудники, в большинстве своем — бруклинские хасиды, видели, какие странные сведения он ищет в недрах мировой электронной паутины. А на домашнем компьютере у него отсутствовал браузер, и полезную интернет-информацию приходилось с превеликими усилиями выуживать с экрана из набора большей частью бессмысленных значков.
Что касается того, кто составлял письмо, он следовал старому обычаю: в трудный час, когда не знаешь, что делать, открыть случайным образом святую книгу, в данном случае святые письма Ребе. Всевышний помогает найти ответ на открывшейся странице. Можно даже сказать, что Ребе сам отвечает на вопрос, ведь праведник никогда не оставляет этот мир и постоянно заботится о своих учениках и последователях.
Составлявший письмо отложил ручку и предложил интересовавшемуся черной магией подписаться первым...
Read more... )
Обещал я как-то  рассказать [livejournal.com profile] ymarkov, зол зайн гезунд, как я дошёл до жизни такой. Писал я об этом уже у Эли Элкина в жирнале. Вот она эта история.

И примкнувший к ним…
В моей семье свято чтились принципы интернационализма. При этом отец всегда подчеркивал, что в условиях государственного антисемитизма нельзя забывать, что мы, евреи, не хуже других, и у нас есть своя культура, которой не надо стыдиться. Еврейская культура заключалась в чтении Шолом-Алейхема, слушании сквозь глушилки «Голоса Израиля» и гордом перечислении фамилий знаменитых евреев. И все же смутное чувство, что есть что-то еще, благодаря чему мы остались народом, не покидало меня. Как и не менее смутное стремление стать более «еврейским евреем». В чем должна заключаться эта самая «еврейскость», я, впрочем, не представлял.
Первыми активными шагами на пути национальной самоидентификации стали поход к книжному киоску на углу и покупка одного из номеров журнала "Советиш Хеймланд". По напечатанному там переводу на идиш романа Брежнева "Целина" я выучил алеф-бейт. Спустя некоторое время мне удалось раздобыть слова песни "Хава Нагила". На семейных торжествах я гордо распевал ее под гитару, наслаждаясь восхищением и растроганностью друзей и родственников моих родителей. Гордиться на самом деле особо было нечем. Советских евреев держали в такой суровой изоляции от любых проявлений нашей культуры, что самая немудреная песенка могла пробудить всепоглощающее теплое и щемящее чувство. Во всяком случае, успех моих домашних концертов побудил меня искать все новые и новые еврейские песни, в основном, израильские. Привели эти поиски к тому, что через знакомого знакомых меня пригласили выступить в компании отказников.
Read more... )
Фарбренген был в йешиве.
Приехал из Монреаля р.Зуся Зилберштейн. Опоздал на полтора часа. Снегопад, понимаете ли. Летел из Монреаля в Торонто и оттуда на машине.
Начал с того, что когда приехал в аэропорт, там отменяли и откладывали полёты косяком. Его полёт тоже отложили на два часа. Он решил ехать домой к себе в хабад хауз, мол чего время терять? Однако, набрал на телефоне сайт йгройс, где выдают на экран письма Ребе случайным образом, и получил что-то вроде "поздравляю с праздником освобождения 12-13 Тамуза, это очень хорошо, что вы проводите по этому поводу фарбремген". Тогда он остался в аэропорту, и через пять минут объявили посадку. Уже в самолёте объявили, что придётся ждать ещё два часа пока расчистят полосу, но в конце концов вылетели через час.
р.Зуся рассказал, как один молодой человек пожаловался Ребе, что должен проводить фарбренген и не знает, как к этому подступиться. ребе сказал: "расскажи историю, потом - двар Тойро связанный с недельной главой, а уж потом говори по душам.
- Так что я начну с истории, - сказал реб Зуся. - История эта известная, но её герой мне как раз недавно звонил, вот я её и вспомнил.
Один израильтянин из Иерусалима, пятое поколение, но давно сбросивший кафтан, штраймл и пейос, прилетел в Канаду, и при таможенном осмотре у него пакет стирального порошка, в котором был не стиральный порошок.
Read more... )
Сейчас делали сиюм на Рамбама, Эли Бокобза сделал шакшуку ради сеудас мицва, сидели, болтатли, раввин Харитонов процитировал аЙом-Йом насчёт того, чтобы каждый день говорить псалмы по их разбивке по дням месяца, и привёл из другого аЙом-Йома от имени Цемах Цедека, что если бы люди знали силу псалмов, они бы их произносили не переставая.
И тогда Бен (Биньомин) Швед, недавно переехавший сюда, в Буффало, рассказал.
Пару лет назад его родственница, которая живёт в Израиле (Швед тогда тоже в Израиле жил), ехала домой и попала в жуткую пробку. Где-то в километрах впереди по шоссе произошла авария, и всё движение остановилось. От нечего делать, она стала читать псалмы, хотя обычно не очень-то любит это делать. Два раза всю книгу успела прочитать, пока в пробке стояла.
А через два месяца ей звонят по телефону.
- Скажите, номера вашей машины такие-то?
- Эээ, даа, а поче....
- А пару месяцев назад вы в пробке не стояли на таком-то шоссе?
- Эээ, даа, а поче....
- Так знайте же, что я тогда попала в аварию, и душа моя уже отлетела от тела, а потом, к ней стали подниматься буквы и буквы эти складывались в слова псалмов, и по потоку этих слов я спустилась к месту, откуда они исходили, и я увидела вас в машине с номерами такими-то, и потом моя душа возвратилась в тело, и я осталась жить и вот всё искала и выясняла, у кого эти номера, и вот нашла, чтобы сказать спасибо.
Вот цитата из Бориса Стругацкого "Комментарии к пройденному". Пишет он здесь о том, как они писали "Жук в муравейнике".

Черновик мы закончили 7 марта 1979 года, решительно преодолев два возникших к концу этой работы препятствия. Во-первых, мы довольно долго не могли выбрать финал. Вариант гибели Льва Абалкина был трагичен, эффектен, но достаточно очевиден и даже банален. Вариант, когда Максиму удается-таки спасти Абалкина от смерти, имел свои достоинства, но и свои недостатки тоже, и мы колебались, не в силах сделать окончательный выбор, все время, по ходу работы, перестраивая сюжет таким образом, чтобы можно было в любой момент использовать ту или иную концовку. Когда все возможности маневрирования оказались исчерпаны, мы вспомнили Ильфа и Петрова. Были заготовлены два клочка бумаги, на одном написано было, как сейчас помню, «живой», на другом – «нет». Клочки брошены были в шапку АН, и мама наша твердой рукою извлекла «нет». Судьба концовки и Льва Абалкина оказалась решена.
(Дьявольские, однако, шутки играет с нами наша память. Предыдущий абзац я написал, будучи АБСОЛЮТНО уверен, что так оно все и было. И вот месяц спустя, просматривая рабочий дневник, я обнаружил вдруг запись, датированную 29.10.1975, из коей следует, что жребий, да, имел место, но решал он отнюдь не вопрос, будет ли концовка трагической – «со стрельбой» – или мирной. Совсем другую он проблему разрешал: как скоро Лев Абалкин узнаёт всю правду о себе. Рассматривалось три варианта:
«1. Лев ничего не знает и ничего не узнаёт.
2. Лев ничего не знает, затем постепенно узнаёт.
3. Лев знает с самого начала.
Мама выбрала (3) со стрельбой».
Вот тебе и на! Но ведь на самом-то деле АБС, фактически, писали вариант (2)! Правда, – «со стрельбой». И на том спасибо. Ведь даже и месяц спустя в дневнике мы пишем: «М. б. кончить не смертью, а подготовкой к ней? Странник провожает его взглядом». Не-ет, всегда, с незапамятных времен, сомневался я как в достоверности истории вообще, так любых мемуаров, в частности, – и правильно, надо думать, сомневался... Оставляю, впрочем, предыдущий абзац без каких-либо изменений. Пусть вдумчивый читатель получит в свое распоряжение образец мемуарного «прокола», характерного именно для данных комментариев. Может быть, это поможет ему оценить меру достоверности всего текста в целом.)
Как известно, из 4-х видов растений эсрог соответствует сердцу, лулав - позвоночнику, мирт - глазам, ива - рту.
Каждый год я заказываю арба миним у рабби Харитонова за вполне приличную сумму, он привозит их перед йом-кипуром, раздаёт после йом-кипура, а я открываю эсрог утром в первый день сукос (или второй, если первый - шабос, чего давненько уже не было и не скоро будет) и стараюсь прийти в восторг от его красоты.
В этот понедельник вечером я получил эсрог и против обыкновения раскрыл его и начал рассматривать. Увидел я на нём различные точки и начал огорчаться, увидел ещё точки и огорчился ещё больше. Мысли шли примерно такие:
- Эх, ну уж не совсем уж он меhудар, нет, ну он же вообще не меhудар, да и вообще кошерный ли он?!!
Постояв с такой грустной мыслью, я вдруг спохватился - раввин Харитонов некошерный эсрог мне не подсунет, так что и броху я на него произнесу, и праздник отпраздную.
А во вторник утром с работы я попал в больницу с подозрением на инфаркт. всю ночь и следующее утро меня мурыжили разными тестами, пока в полдень эрев сукос не дали псак дин: сердце полностью здоровое.
Т.е. ещё надо будет проверить, откуда такие симптомчики, но в любом случае выглядит так, что свои арба миним надо любить!

История произошла восемь лет назад. И я её давно тут постил и решил перепостить. Записал я ее со всякими объяснениями для тех, кто не в теме, хотя для тех, кто не в теме, все в ней описанное не представляет интереса. А для тех, кто в теме - тривиально. Ну а для тех немногих, кто, несмотря на это, еще и готов читать довольно длинный текст: плиз.

Read more... )

Profile

ykh

September 2017

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 04:28 pm
Powered by Dreamwidth Studios