Ребе, комментируя посук в Йешаяhу 12:1 "Ойдхо hАшем ки онафто би" - "Возблагодарю Тебя, hАшем, что наказал Ты меня (причинил мне страдания" - Ребе объясняет согласно всем хасидским комментариям, как страдания очищают, и что они из более высокого источника, чем благополучие, и что с приходом Мошиаха мы увидим, что на самом деле страдания - это невероятное добро само по себе, а в конце добавляет: "но при всём при том "онафто" - при всём при том заставил страдать". Т.е. все результаты хороши, но боль - она всё равно боль.
В 1994-м году Йоси Гехт приехал в Израиль и жил там в Гар-Нофе. Был там один мастер на все руки по имени Гершон, тоже приехавший из Штатов. Что бы ни ломалось в домах Гар-нофских жителей, звали Гершона. (К истории не относится, но Йоси просто, описывая его, вспомнил, что Гершон был очень сильно глуховат, почти ничего не слышал.) Работал он вместе с отцом. (Вспоминая вместе с женой эту парочку, Гехты припомнили, что Гершон уже не в нашем мире, а его папа, хоть и не работает, так как ему уже хорошо за девяносто, но ещё, слава Б-гу, жив.)
Однажды (где-то в 1995-м году) Йоси что-то понадобилось, и он позвонил Гершону, но тот против обыкновения не перзвонил. Когда же через пару недель объявился, рассказал следующее.
Они работали с отцом над крышей в одном здании, отец стоял на верху лестницы, что-то исправлял на углу крыши и вдруг потерял сознание и шмякнулся со второго этажа, вернее, выше, чем со второго этажа на асфальт. Его отвезли в больницу, но, как ни странно, не обнаружили ни переломов ни серьёзных ушибов. В больнице его продержали, всяческие проверки делали, но всё было вроде нормально, и на следующий день, выйдя из больницы, папа Гершона уже опять стоял на лестнице и исправлял крышу.
Не будучи ни разу не хабадником, отец рассказал сыну в больнице, что когда он падал, будучи без сознания, он всё-таки видел себя падающим и, падая, увидел, что внизу стоит Ребе, протянув к нему руки, и что Ребе поймал его на руки и уложил на асфальт. И поэтому он не убился и не поломал себе ничего.
Примерно в то же время в Гар-Ноф приехал Бяла-Пшисха ребе. Он продал старую квартиру (в центре Иерусалиме? тут я не очень запомнил). Как я понимаю, в Гар-Нофе о него была йешива, и он решил перебраться к ней поближе. И попал он в ситуацию, что старую квартиру надо было освобождать, а новый дом ещё не был сдан, электричество ещё не было проведено и т.д. Квартира у него была в подвальном помещении.
В доме должен был быть лифт, но пока что там была лишь проделана шахта, и открытые входы в шахту перекрывались лишь доской в качестве тонкого намёка не лезть туда, а то убъёшься. В стене у входа была кнопочка, при нажатии на которую на секунду зажигался свет, так что примерно можно было видеть, куда идти ночью, а нормально электричества не было.
И вот как-то раз ребе возвращался домой поздно, и при нажатии кнопки свет не зажёгся, он попытался двигаться дальше наощупь, и вдруг кто-то похлопал его по плечу. Бяла-Пшисха ребе обернулся и в полной темноте увидел, что это Любавичский Ребе, и тогда Бяла-Пшисха ребе увидел (да, в темноте, чудом) что он стоит перед шахтой, которая не загорожена доской, поскольку там в тот день, очевидно, велись какие-то работы, и оставили шахту как есть, и он уже вот чуть-чуть было туда не свалился, но вот Ребе его спас.
В прошлый понедельник мы ездили на свадьбу в Торонто, где выходила замуж дочка наших друзей, шалиахов в Ричмонд Хилле.
Я там почти никого не знал. Сидел за столом с русскоязычными ребятами. Один рассказывал, как ездил в Краун-Хайтс. Все с гешмаком слушали. Какое-то хорошее чувство у меня создалось от их тусовки, они были какие-то с одной стороны очень религиозные ребята, с другой - очень живые. (к сожалению это не всегда идёт в одном пакете).
После свадьбы поделился с женой этим наблюдением, потом говорю, мол здорово, что столько хороших ребят в Торонто. Потом вспомнил Краун-Хайтс, говорю - и вообще в мире столько хороших людей!
Жена отвечает: ну, если от свадьбы такое ощущение, значит, свадьба замечательная.
Рядом со мной сидел один из немногих моих знакомцев там, А.К. (дальше будет видно, почему не называю его). Он "а пошутер йид", посвятивший себя еврейству и Хабаду без дураков. Отец невесты как-то ранее сказал мне, когда мы обсуждали, какие мы ответы получаем от Ребе через игройс, что у нас часто бывают такие сладенькие добренькие ответы. А А.К. получает резкие и жёсткие. И раввин мне говорит: "Представляешь, на каком духовном уровне надо быть, чтобы Ребе с тобой вот так без сюсюканья разговаривал".
С другой стороны от А.К. сидел русскоязычный мужик, который не выгляде как слишком религиозный. Он говорил о Ребе, о том, что вот мол некоторые видят Ребе и сейчас вживую (я сдержался и не выступил с речью о том, что мол всё это ничего не доказывает), а потом спрашивает у А.К.: а ты как сейчас связываешься с Ребе?
- А через сны, - отвечает А.К.
- Нууу, это так каждый кто Ребе во сне увидит..., - разочарованно протянул сосед. Read more... )
С самого начала Ребе дал указание хасидам везде где можно, в том числе в нехасидских синагогах, давать уроки хасидизма, если разрешат. Обычно народ слушал сиху Ребе после шахариса, обсуждали в группах и потом несли в массы. Часто в группах возникали разногласия, так или сяк сказал что-то Ребе, или вообще упускали какой-то кусок.
Стали сообща записывать после шабоса, а потом написали письмо Ребе с просьбой отредактировать, чтобы не было сомнений у самих и неувязок в тексте. Ответа не получили. Через несколько недель опять написали и опять нет ответа. На третий раз компанию вызвал к себе секретарь Ребе, грозный раввин Ходаков и вопросил:
- По вашему Ребе делать нечего, как для вас ваши записи редактировать? Вы соображаете, что у него секунды свободной нет? Он же всё время занят тем, что решает вопросы жизни и смерти! По-вашему редактирование важнее?
Народ ошеломлённо молчал, но один набрался смелости и заявил, что это тоже вопрос жизни и смерти, потому что может оживить дух хасидов, и у них будет с чем буквально жить.
Р. Ходаков задумался, а потом спросил: "А можете ли вы обещать, что если Ребе будет редактировать, вы будете изучать эти сихи изо всех сил?"
Обещание было дано. Впоследствии Биньомин Клайн, один из секретарей, рассказал, что Ребе занимался редактированием 10 часов в неделю! Понятно, что Ребе делалл огромное количество всего за минуту, а уж если он выделял 10 часов, значит это что-то совершенно важное для нашей самой жизни.
Р. Шолом-Бер Авцон проиллюстрировал это такой историей.
Александр Сендер Райнин, родственниок Ребе, жил в Париже тогда же, когда и Ребе. Однажды в шабос после полудня он прохаживался по бульвару с женой и встретил Ребе с Ребецин. Будучи родственником, он позволил себе спросить:
Мы - люди простые, так что это понятно, что мы прогуливаемся, но вы - зять Ребе, и я знаю, насколько вы цените каждую секунду, как это вы прогуливаетесь?
И Ребе ответил:
- Когда королевская дочь хочет прогуляться, мы идём гулять.
Так что надо учитывать то, что Ребецин отказалась от всех житейских удовольствий, чтобы в частности у нас были сихойс.
Рабби Харитонов рассказал за кидушем, сказал, что без подробностей, в самых общих словах.
Некая израильская чета поехала на шлихус в Россию, из которой её со временем выгнали. Посидев немного в Израиле, они отправились на шлихус в Азербайджан. У них уже долго (к тому времени) не было детей. Врач в Азербайджане сказал, что детей у них не может быть. Они поехали на Украину в Гадяч, помолились на могиле Алтер Ребе.
Приехали домой, жена написала письмо Ребе через Игройс. Никакого ответа не было. Пришла на обследование, доктор сказал, что у неё выглядит как какие-то очень серьёзные проблемы со здоровьем (безотносительно детей), что всё очень очень плохо, послал на анализ крови.
Она пришла, сидит, ждёт ответа, проходит мимо врач, говорит, чего вы плачете? Вы совершенно здоровы и ждёте ребёнка.
Родился у них первый ребёнок, потом, со временем, второй, она забеременела третьим. На обследовании врач сказал, что с ребёнком большие проблемы, он будет совершенно неполноценным (не знаю, что там конкретно было сказано). Родители начали морально готовиться, раздумывать, как им организовать свою жизнь с таким ребёнком.
На восьмом месяце беременности снится маме сон: она с мужем сидит у Ребе в гостях, Ребе собирается делать hавдоло, она сидит рядом с Реббецин и видит, что у Ребе сильно по-старчески дрожит рука. Она удивлённо произносит: насколько же Ребе стар?!
Реббецин поворачивается к ней и спрашивает: "Ты разве не знаешь, сколько моему мужу лет? Ты разве не говоришь каждый день его главу Псалмов, которая - по его возрасту?"
"Честно говоря, - нет", - отвечает жена шалиаха и просыпается.
С этого дня она стала говорить каждый день главу Ребе, и ребёнок, как это понятно, родился совершенно здоровым.
Р. Бенцион Мецгер рассказал (слышал это от самого судьи Сифтона, который председательствовал на суде):
Парень, получивший смиху в Йешива-университете, работал клерком в том суде.
После окончания дела судья спросил его (или потому, что как еврей, этот парень проявил больше интереса в деле, чем другие, или просто, будучи клерком, должен был искать подобные случаи для судьи в качестве базы дел):
- Что ты думаешь об этом деле?
- Обычное дело о наследстве, - ответил клерк.
- Ничего ты не понял, - заявил судья. - Это дело о том, что такое Ребе, в чём его роль и в чём его жизнь.
С того же фарбренгена, Леви Джейкобсон - он работает у Зальцмана в Торонто - рассказал, что произошло у него самого. Женщина обратилась к нему со слёзной просьбой сделать что-нибудь, её дочь собирается замуж за мусульманина. Они оба работают врачами, и вот - служебный роман. Леви говорит, ну я попробую, конечно.
Короче, всретился с ней, час говорил, та всё вежливо выслушала, (а он хорошо говорит, с огоньком, убедительно), говорит, спасибо за отеческую заботу и внимание, но я стою на своём.
Он ещё два раза с ней встречался, и она вежливо соглашалась его выслушать - очень терпеливая попалась, - но ни к чему это не привело.
Леви говорит матери, я сделал всё, что мог, что я ещё могу? Молитесь сами, читайте псалмы, напишите Ребе - на оэль или через игройс, Ребе и сейчас чудеса делает. Та никак не прореагировала.
Через каое-то время прибегает к Леви: "Шеф! всё пропало, гипс снимают, клиент уезжает! Через две недели они женятся и каюк!"
"Да что я могу сделать?! Я ничего умного больше не скажу. Вот садитесь и пишите Ребе". Села, написала.
Через неделю звонит - свадьба не состоится. Мусульманин радостно сообщил своей невесте, что ему дали крутейшую работу в Лондоне, и они переезжают в Лондон!
- Что??!!!! Ты решил, что мы поедем в Лондон, и не посоветовался со мной? Просто поставил в известность??!!!
- Да это же крутейшая работа! Нам там будет ух как здорово! Ты не пожалеешь!
- А пошёл ты!!! Никакой свадьбы!!!
И вот она сидит и плачет, а мама сочувствующе покрякивает и радуется в сторону.
Довид Холландер прожил 96 лет и был самым долгослужащим синагогальным раввином (с 1942-го по 2009-й, когда он умер). В 80-е годы он хотел выйти на пенсию, но Ребе отговорил его, сказал: "твоё раввинство - на всю жизнь".
Как-то раз ему предложили стать раввином в общине в Южной Африке. Он съездил, ему понравилось, он понравился, дело было на мази, осталось спросить Ребе. Ребе строго сказал: "Ты что, хочешь дезертировать с передовой во время боя?!!!" Р. Холландер остался.
Ездил он в Советский Союз. Выступил в синагоге в субботу, на выходе к нему подошёл один человек и сказал: "Вы только что нарушили субботу." "Чтоооо?" "Вы зажгли в нас такой огонь своей речью!"
Его последние годы были в синагоге на Брайтоне. Под конец синагогу делили с Хабадом. Незадолго до смерти он рассказал Авремлу Окуневу, что в 50-х пришёл к Ребе на йехидус и попросил броху на детей - у него не было детей. Ребе опустил голову и какое-то время сидел молча. Затем поднял голову. По щекам у него текли слёзы. "Делай как я, - сказал он, - и не будет так больно". (Имелось в виду, что должен быть всё время занят общественными делами).
Ицхак Гронер, австралийский шалиах, спросил у р.Холландера, почему он так много работает над своими субботними выступлениями (ещё когда он был в Бронксе, в субботу, где молитва начиналась в 9 утра, в 9:15 уже все 700 мест были заняты, а в 9:30 запирали синагогу, потому что она была забита под завязку - все ждали его выступления). Р.Холландер грустно ответил: "А что мне ещё остаётся?" (Имея в виду, что детей у него нет.)
Позднее Ицхак Гронер сказал: "Не помню другого случая, чтобы я не нашёлся, что ответить".
Рабби Харитонов в первый день рассказал историю, которую он слышал от Шмуэля Бутмана. Сразу чувствовалось, что история должна быть знаменитой. Так и оказалось - мои дочки обе её слышали. А я - нет. Вот и расскажу, а кто уже знает - я не виноват.
В 50-е годы у одной пары не было детей. 10 лет прошло со свадьбы, а детей нет. Муж решил сделать так - пойти в Рош-Ашоно в 770 и во время трубления в шофар изо всех сил мысленно просить Всевышнего о детях и не сбиваться с этой мысли, просить и просить о детях.
Как известно, Ребе трубил в шофар сам. Он раскладывал перед собой, кажется, 3 шофара, накрывал их салфеткой, передававшейся ещё от Цемах-Цедека, вообще, говорят, вся процедура была очень духовно интенсивной и мощной.
Бездетный муж пришёл в синагогу, дождался, когда Ребе произнёс благословения, и начал изо всех сил думать что-то вроде "Всевышний, пошли нам детей, пожалуйста, пошли, пошли нам пожалуйста детей".
А тем временем Ребе подносит шофар к губам, и ничего не получается. Никакого трубления. Идёт время, народ волнуется - понимают, что у Ребе ничего просто так не происходит. Ребе откладывает шофар, берёт другой - то же самое: ничего не получается. Берёт третий.
Бездетный отец начинает думать: "А вдруг это из-за меня? А вдруг нам не положено, и я тут настаиваю, и это держит небеса? А если из-за меня весь мир не может получит благословения, которые приходят особенно через трубление Ребе?!" Время идёт, напряжение нарастает, бездетный отец в ужасе думает: "Всё, всё, всё!!! Владыка мира! Я отказываюсь от моих просьб! Пусть только у всех будет хороший год!"
И только он это подумал, трубление у Ребе пошло чисто и гладко и все трубные звуки прошли как по маслу.
Закончилась молитва, бездетный отец выходит из синагоги, он не уверен, действительно ли всё это было из-за него, но зато он уверен, что от ребёнка он отказался сознательно в душе. И поэтому он горько плачет.
Но через пару-тройку месяцев оказывается, что его жена беременна, и в срок у них рождается ребёнок.
Когда ребёнку было где-то около двух лет, отец взял его однажды на исходе какого-то праздника на "кос шел брохо", когда Ребе разливает всем желающим (тысячам) вино, на которое он произносил благословения hАвдалы.
Подходит он к Ребе, Ребе смотрит на него и на ребёнка пронзительно и говорит: "Аааа, так вот это шофарный ребёнок?"
Р. Харитонов пересказал, что вроде как где-то напечатано со слов р.Мордехая Элияу.
(пара странных моментов присутствует).
Некая сладкая парочка влюблённых из Израиля путешествовала по США и в процессе решила пожениться. Ну и решили ради почему бы и нет получить благословение Ребе. Тогда ещё можно было зайти на йехидус, что они и сделали - получили свою очередь и пришли на аудиенцию.
Ребе их выслушал и сказал - вы ведь из Иерусалима? Там есть молодой судья, р.Мордехай Элияу, обратитесь к нему.
Сладкая парочка не знала, что это очень необычное дело, чтобы Ребе благословения не дал да ещё и отправил за этим делом куда-то к кому-то, решили, что это в порядке вещей, типа Ребе распределяет обязанности, ну и когда вернулись в Израиль, пошли к р. Мордехаю Элияу. Р.Мордехай Элияу очень удивился, когда они сказали, что пришли к нему по указке Ребе. Ну, стал расспрашивать, а как вас зовут, а имена родителей.
И тут оказалось, что за несколько дней до этого к нему приходил отец девушки и с плачем спрашивал, не может ли тот чем-либо помочь, поскольку его ЗАМУЖНЯЯ дочь удрала из дома с неким молодым человеком и путешествует по Америке. А знает ли отец, что за молодой человек? Да, вот его имя, вот имена его родителей, а вот имя нашей дочери и наши имена.
Р. Мордехай Элияу, естественно, вместо благословения "вложил им ума куда следовает", а сам, потрясённый таким проявлением руах акойдеш у Ребе, проникся.
Я, послушав историю, поразился, что девица была настолько без башни, что с таким багажом обратилась к Ребе за брохой, но, видать, нет предела совершенству.
Рабби Харитонов сегодня рассказал, что всплыла история, как Предыдущий Ребе вышел из тюрьмы и тогда он не мог рассказывать подробности о своём заключении, но одну вещь он сказал - номер камеры, гдее он сидел. Спустя какое-то время одного хасида замели и посадили в Шпалерку. Жестоко его пытали, он был готов сломаться - то ли всех сдать, то ли самоубиться. Ведут его на очередной допрос по коридору мимо других камер, и вдруг он видит камеру, где сидел Ребе, номер, который Ребе сказал. Хасид вцепился в ручку двери и завопил:
- Ребе спасите!
И тут охранники вдруг вместо того, чтобы дать ему по башке, убежали куда-то, вернулись с врачом, тот осмотрел его, сказал, что он ни на что не годен, и его выпустили.
Ларри Сегаль (кто такой - не знаю, так я его имя услышал, судя по всему кто-то прихабаденный) вышел из миквы в эрев шабос в Лос Анджелесе за достаточное время до зажигания свечей. К нему подошёл религиозный парень и спросил, как добраться до такого-то места. Прикинув время, Сегаль предложил его подвезти. Спрашивает, мол, зачем едешь?
- Делать кирув!
(парень не выглядит как хабадник - чисто выбрит, при галстуке, вообще, как я понял, вид не растрёпанный в отличие от...)
- А откуда сам?
- Из Лэквуда. Нас двадцать тридцать бохурим направляют в горячие точки США делать кирув.
А как раз этим утром Сегаль читал письмо Ребе, где говорится, что слово кирув - неправильное, поскольку мы не знаем, кто ближе, кто дальше, и с этим пониманием следует подходить к другому еврею с чувством битуля. И это письмо было у Сегаля ссобой, и он показал это письмо молодому человеку. Тот сказал, что вот, кстати, самое верное средство, которое они нашли в работе с подопечными, это свозить их на Оэль Ребе. Мол, они всякие наживки используют, включая какие-то супер-игры, но Оэль - лучше всего. И рассказал историю, которая случилась с одним из его подопечных. Подопечный поступал в какое-то очень престижное место (я не понял - универ или работу), пошёл на Оэль (, как я понял, с этим парнем, который в машине у Сегаля,) и пообещал, что если его примут, он будет каждый день надевать тфилин Через две недели его таки приняли, но он к тому времени уже позабыл или выкинул из головы визит на Оэль. Через несколько дней ему звонит мать и спрашивает, есть ли у него какие-нибудь дела с Любавичским Ребе. Он говорит, да никаких таких дел, а что? А Ребе ей приснился и сказал: скажи сыну, что я свою часть договора выполнил, а он - нет. Ну, с тех пор, естественно, надевает тфилин.
3 Тамуза по просьбе [livejournal.com profile] elikogan вещал у него в синагоге для 3-х слушателей на тему "Никогда не поздно, никогда не достаточно" (Never too late, never enough). А потом ещё для двоих. А на самом-то деле, название уже само за себя всё говорит.
Р.Харитонов рассказал от имени р.Бутмана.
Накая пара не имела детей, написала Ребе, ответ - соблюдайте микву.
Стали соблюдать, никакого результата.
Опять написали, опять тот же ответ. Стали изучать законы поглубже, нашли несколько вещей в чистоте семейной жизни, которые не исполняли, стали старательнее, никакого результата.
Второй раз написали - то же ответ. Стали ещё изучать, прямо эксперты стали, всё равно детей нет.
Опять написали, в третий раз тот же ответ.
Пришли к шалиаху, мол что за дела?
Тот думал, думал, потом пошёл с ними смотреть, в какую микву жена ходит.
И вот смотритель миквы начал вдруг резко возражать против осотра. А когда всё же удалось додавить и посмотреть, оказалось, что там главной ямы с водой вообще не было, это было что-то типа джакузи!
Ещё одна история с того фарбренгена. Как я уже сказал, р.Гурари как-то не очень на мой вкус рассказывает истории, детали там какие-то важные то ли добавляет то ли упускает. Хасидус он преподаёт здорово, а вот истории.
Ну да ладно.
Короче, его родственник, р.Хитрик, светлой памяти, - шалиях в Рио де Жанейро, рассказал. Был там президент общины, важный господин, почитаемый и довольный почётом. И вот как-то раз его жена летела в США, и её попросили передать ожерелье родственникам. Она взяла, а её взяли в аэропорту. Ожерелье оказалось из брильянтов, стоило миллионы, явная контрабанда, короче, её упекли в кутузку в ожидании суда.
Президент был в отчаянии. Мало того, что такое дело случилось с его женой, да ещё и в газетах напечатали - "жена президента еврейской общины - в тюрьме за контрабанду!", так что на него теперь смотрели косо или с усмешками, руку подавали с задержкой. это любому тяжело, а ему, с его самолюбием, - особенно.
Ну, Хитрик, естественно, стал его давить, мол, поезжай к Ребе, тот - да при чём тут Ребе, ну так далее, обычное окучивание хабадского клиента.
В конце концов президент с Хитриком поехали в Нью-Йорк. Пришли к Ребе, президент рассказал о проблеме, Ребе сказал:
"Съездите во Флориду", и аудиенция закончилась.
У президента от злости дым из ушей шёл. Он хотел прибить Хитрика, не понимал, что это за издевательство, при чём тут Флорида?!!! Ну а Хитрик, естественно, настаивал, чтобы тот ехал во Флориду, раз Ребе сказал, и что там оно всё выяснится.
Короче, президент согласился, взял билет, прилетел в Майями, вышел из аэропорта. Чего дальше делать, не знает. Одно место он там знал - отель для религиозных евреев. (мы в таком были в Монреале как-то.) Пришёл, зарегистрировался. Тут по внутренней связи объявляют, мол, в конференционном зале - минха! Ну, он от нечего делать, поплёлся туда. Минха кончилась, почти все разошлись. Ну он вышел на улицу. Тут на него как-то всё это навалилось, он сел на скамеечку и расплакался то ли по-детски, то ли не по-детски. Один человек к нему подходит, спрашивает, мол чего, тот только головой мотает, но подошедший настаивает. Президент ему взял и рассказал. Облегчил душу. А человек ему и говорит: "Знаю, знаю я про это дело. Ведь я же сам судья, который вашу жену будет судить!"
Вот такой счастливый конец.
После того, как президент рассказал всё это Хитрику, Хитрик пришёл к Ребе и говорит, мол, вот какое чудо ребе сделал.
- Это всё ерунда, - сказал Ребе, вот то, что он послушался и поехал во Флориду - вот это чудо!
После того, как я рассказал, как я стал религиозным, да ещё и хабадником ( http://ykh.livejournal.com/60977.html ), учитывая, что стал я хабадником в конце той истории как бы формально, стоило бы, наверное, выставить историю про то, как я стал становиться хабадником более по-настоящему. Но это история гораздо длиннее, так что выставлю я её бли недер в виде трёх постов. Скорей всего, на следующей неделе, беэзрас Ашем. Эта история также печаталась у Эли Элкина в "Свете Мошиаха", и сам Элкин беацмой увиквойдо её редактировал. Как и предыдущую.
А пока что перескажу ещё одну историю с того ( http://ykh.livejournal.com/60859.html ) фарбренгена.
Некий раввин, наслушавшись положительных и отрицательных отзывов о Ребе, решил составить себе мнение сам. Составил список наиучёнейших вопросов, чтобы посмотреть, насколько велик Ребе, позвонил в секретариат Ребе, представился, чтоб знали с каким значительным лицом имеют дело, и изъявил желание побеседовать с Ребе.
- Да, конечно, - сказал рабби Ходаков, секретарь Ребе, - приходите через два месяца в 2 часа утра.
- Чтооооо? - возмутился раввин, - да ведь я раввин такой-то, это же неуважение давать такой поздний приём да ещё и так долго ждат!
- Именно потому что вы такой уважаемый и известный раввин, я дал вам такое время, - сказал секретарь, - иначе было бы в 4 утра через четыре месяца, потому что очередь записывается вообще чуть ли не за год.
Раввин был недоволен, но на встречу пришёл к двум утра.
Перед ним оставался один посетитель, выглядевший как простой мужик без великого интеллекта. "Ладно, у этого много времени не возьмёт, что он там будет с Ребе обсуждать? Войдёт, благословение получит - и назад", - подумал раввин.
Вдруг к ним подошёл секретарь, извинился и сказал, что те, кто сейчас находятся у Ребе, - их встреча с Ребе, очевидно, затягивается, и придётся немного подождать.
Раввин начал раздражаться. Время текло, и он раздражался всё больше. Короче, те люди вышли от Ребе в четыре утра. Зашёл простецкий мужик. Черз пять минут он не вышел, через десять тоже, через полчаса...
Короче где-то в 5:30 утра раввин уже дошёл до такой точки кипения, что ринулся в кабинет Ребе. Секретарь, видимо, обалдев от такой наглости, не успел его задержать. Раввин резко открыл дверь. Глазам его предстала следующая картина. За столом перед раскрытым томом гемары сидел Ребе и учился. А напротив него сидел тот мужик и спал. Видимо, он вручил Ребе свои просьбы, записанные на листочке, а пока Ребе читал, мужик вырубился.
Ребе поднял глаза на раввина, приложил палец к губам и прошептал:
- Тсссс...
Раввин тихо закрыл дверь и отправился домой. Как он впоследствии говорил, вопросов о величии Ребе у него больше не было.
Обещал я как-то  рассказать [livejournal.com profile] ymarkov, зол зайн гезунд, как я дошёл до жизни такой. Писал я об этом уже у Эли Элкина в жирнале. Вот она эта история.

И примкнувший к ним…
В моей семье свято чтились принципы интернационализма. При этом отец всегда подчеркивал, что в условиях государственного антисемитизма нельзя забывать, что мы, евреи, не хуже других, и у нас есть своя культура, которой не надо стыдиться. Еврейская культура заключалась в чтении Шолом-Алейхема, слушании сквозь глушилки «Голоса Израиля» и гордом перечислении фамилий знаменитых евреев. И все же смутное чувство, что есть что-то еще, благодаря чему мы остались народом, не покидало меня. Как и не менее смутное стремление стать более «еврейским евреем». В чем должна заключаться эта самая «еврейскость», я, впрочем, не представлял.
Первыми активными шагами на пути национальной самоидентификации стали поход к книжному киоску на углу и покупка одного из номеров журнала "Советиш Хеймланд". По напечатанному там переводу на идиш романа Брежнева "Целина" я выучил алеф-бейт. Спустя некоторое время мне удалось раздобыть слова песни "Хава Нагила". На семейных торжествах я гордо распевал ее под гитару, наслаждаясь восхищением и растроганностью друзей и родственников моих родителей. Гордиться на самом деле особо было нечем. Советских евреев держали в такой суровой изоляции от любых проявлений нашей культуры, что самая немудреная песенка могла пробудить всепоглощающее теплое и щемящее чувство. Во всяком случае, успех моих домашних концертов побудил меня искать все новые и новые еврейские песни, в основном, израильские. Привели эти поиски к тому, что через знакомого знакомых меня пригласили выступить в компании отказников.
Read more... )
На 10 Швата приезжал р.Носон Гурари, бывший шалиах в нашей Буффалонщине.
Рассказывает он истории, честно говоря, далеко не всегда точно. Его сильная сторона - объяснять хасидус.
Из того, что он рассказывал - несколько более известных, несколько - менее известных.
Вот одна.
В течение нескольких первых лет Ребе после акофос и вообще под утро учил с хасидами какой-нибудь новый, доселе неизвестный нигун. Как я понимаю, эти нигуним в основном ему пела его мать, а сама она их запомнила от своего отца, рабби Яновского.
В одну Симхас-Тору Ребе научил хасидов нигуну Анъим змирос. ( https://www.youtube.com/watch?v=I5gfHCSRkOE )
И рассказал, что однажды, наутро после Йом-Кипура, народ собрался на шахарис и увидел, что один из прихожан так и не сходил домой после окончания поста и, очевидно, так ничего и не ел, не пил, так как он всё ещё стоял во всём белом без ботинок и в талесе и пел этот нигун.
А потом, через день или два, Ребе рассказал историю, которая стояла за этим происшествием.
Этот человек посвящал много времени и энергии тому, что выручал посаженных в долговую яму или тюрьму за неуплату долгов еврейских арендаторов. И вот пришёл он выручать одного такого арендатора, а помещик, который арендатора посадил в яму, назвал ему сумму долга, который оказался весьма высок. Спасатель побегал по округе, пытаясь собрать нужную сумму, но все вокруг были нищие. Тогда он тут же на месте продал свой дом и своё имущество, чего еле хватило, хоть и хватило, на выплату. Помещик получил деньги и дал ему ключ, мол, иди, забирай своего.
И оказалось, что к тому времени арендатор в этой яме умер. Но спасатель не стал жалеть, а утешил себя тем, что хоть смог обеспечить еврею еврейское погребение.
А ночью ему сказали с небес, мол, ты сделал такое хорошее дело, тебе предлагается выбор награды: стать богатым человеком или один день испытать духовный подъём и наслаждение Ган Эдена. И этот человек выбрал Ган Эден. И в ближайший Йом-Кипур он испытал пребывание в Ган-Эдене и был так воодушевлён, что до утра распевал, чего как-то из Ган-Эдена запомнил.
И Ребе заметил, что история эта произошла до Баал Шем-Това. Потому что, если бы хасидизм уже существовал, этот человек не стал бы делать выбор, который ему дали с небес, сам, а спросил бы ребе. А Ребе бы ему сказал - выбирай богатство. Потому что наслаждение Ган-Эденом - это ничто в сравнении с тем, чтобы помогать другим людям в этом мире.
После долгой дискуссии с nomen_nescio (, начавшейся тут: http://nomen-nescio.livejournal.com/1407591.html?thread=9274471#t9274471 по следам http://nomen-nescio.livejournal.com/1402313.html), естественно, ни к чему не приведшей, захотелось мне как-то упорядочить свои мысли по этому и сопредельным поводам.
Что мы празднуем 5 тевеса.
Первое слово 10 заповедей - Онойхи (Я) - которое мудрецы интерпретируют как "оно нафши ксовис йеhовис" - "Я поместил себя (свою сущность) в Писание". А про праведников говорится, что они "доймим лебойром" - "уподоблены своему Творцу". Поэтому самая сущность праведника облекается в его рукописи и в его книги.
Ребе принадлежит хасидам. Так сказала дочь Предыдущего Ребе на суде, и её показания были приняты. Если он собирал книги для хасидов, это значит, что они не могут переходить по наследству.
Поэтому, когда Ребе сказал, что тот, кто перепродаёт рукописи Ребе и книги, которые тот собирал для всего еврейского народа, - "буквально отрывает куски от Ребе" - он не преувеличивал. Ребе вообще не преувеличивал.
Когда у его шурина р.Гурари спросили после того, как Ребе стал Ребе, как он - р.Гурари - относится к тому, что не он - старший зять - стал Ребе, ответ был такой:
Read more... )
Рассказал я эту историю:
http://ykh.livejournal.com/55682.html
одному знакомому. Он мне рассказал в свою очередь, дав потом разрешение пересказать её, но попросив не называть имён, что было с ним.
Парень из религиозной семьи, оставил религию в юношестве, жена тоже из религиозной семьи, но тоже с юношества к религии без интереса. Единственное, что они держали, хотя бы с пятого на десятое, это законы миквы.
И вот почувствовали они, что им чего-то не хватает в местах, далёких от еврейства и евреев. Разделили кухню, стали есть кошерное. Стали думать о том, не начать ли соблюдать шабос. Но ведь шабос - это весь уклад жизни менять! Так-то, без шабоса, в пятницу если чего не успел - в субботу закончишь, вечером или даже на следующее утро. Короче, написал этот парень (по старой памяти из уважения к Ребе) письмо со своими сомнениями и вложил в письма Ребе. И читает там такой ответ:
"Вы пишете, что хотите начать соблюдать шабос, но боитесь, что не выдержите и сорвётесь и снова перестанете соблюдать. Ну так с какой стороны не посмотреть (ми ма нафшах) - если вы соблюдёте один-два шабоса, а потом сорвётесь, хас вешолом, - вы же не будете жалеть, что соблюли эти шабосим. А если со временем вы всё-таки начнёте соблюдать - вы же будете жалеть, что не начали это раньше".
Парень с отвисшей челюстью показал письмо жене. Вот уже два с половиной года они соблюдают шабос.

Profile

ykh

September 2017

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 04:36 pm
Powered by Dreamwidth Studios